Affonso Romano de Sant'Anna

Epitáfio para o século XX

1

Aqui jaz um século

onde houve duas ou três guerras

mundiais e milhares

de outras pequenas

e igualmente bestiais.

 

2

Aqui jaz um século

onde se acreditou

que estar à esquerda

ou à direita

eram questões centrais.

 

3

Aqui jaz um século

que quase se esvaiu

na nuvem atômica.

Salvaram-no o acaso

e os pacifistas

com sua homeopática

atitude

– nux vômica.

 

4

Aqui jaz o século

que um muro dividiu.

Um século de concreto

armado, canceroso,

drogado, empestado,

que enfim sobreviveu

às bactérias que pariu.

 

5

Aqui jaz um século

que se abismou

com as estrelas

nas telas

e que o suicídio

de supernovas

contemplou.

Um século filmado

que o vento levou.

 

6

Aqui jaz um século

semiótico e despótico,

que se pensou dialético

e foi patético e aidético.

Um século que decretou

a morte de Deus,

a morte da história,

a morte do homem,

em que se pisou na Lua

e se morreu de fome.

 

7

Aqui jaz um século

que opondo classe a classe

quase se desclassificou.

Século cheio de anátemas

e antenas, sibérias e gestapos

e ideológicas safenas;

século tecnicolor

que tudo transplantou

e o branco, do negro,

a custo aproximou.

 

8

Aqui jaz um século

que se deitou no divã.

Século narciso & esquizo,

que não pôde computar

seus neologismos.

Século vanguardista,

marxista, guerrilheiro,

terrorista, freudiano,

proustiano, joyciano,

borges-kafkiano.

Século de utopias e hippies

que caberiam num chip.

 

9

Aqui jaz um século

que se chamou moderno

e, olhando presunçoso

o passado e o futuro,

julgou-se eterno;

século que de si

fez tanto alarde

e, no entanto,

já vai tarde.

 

10

Foi duro atravessá-lo.

Muitas vezes morri, outras

quis regressar ao 18

ou 16, pular ao 21,

sair daqui

para o lugar nenhum.

 

11

Tende piedade de nós, ó vós

que em outros tempos nos julgais

da confortável galáxia

em que irônico estais.

Tende piedade de nós

– modernos medievais –

tende piedade como Villon

e Brecht por minha voz

de novo imploram. Piedade –

dos que viveram neste século

– per seculae seculorum.

Аффонсу Роману ди Сант'Анна

 

Эпитафия двадцатому веку

 

1

Здесь покоится век,

переживший две-три беспощадных

войны мировых

и великое множество маленьких войн,

но не менее роковых.

 

2

Здесь покоится век,

что сентенцию произнёс:

кто из левых,

а кто из правых –

вот центральный вопрос!

 

3

Здесь покоится век,

что почти улетучился 

в атомной туче.

Сберегли его 

пацифисты

с их муравьиной работою

да, пожалуй, 

счастливый случай.

 

4

Здесь покоится век,

что стеною себя пополам разделил.

Одурманенный 

и бетонный

век, чумой заражённый,

победивший микробы, 

которые сам породил.

 

5

Здесь покоится век,

блеском звёзд 

на экранах

и самоубийством 

сверхновой звезды 

потрясённый,

век, заснятый на киноплёнку

и ветром 

вдаль унесённый.

 

6

Здесь покоится век

деспотичный 

и, нам говорили, диалектический,

заявивший 

о смерти истории, 

Бога и человека, 

ступивший

на Луну и страдавший от голода,

патетический век 

венерический.

 

7

Здесь покоится век,

в борьбе классовой

собственных классиков 

чуть не сгубивший.

Век сибирей, гестапо, 

антенн и анафем,

приблизивший, 

не без труда, белых к неграм

и всё на свете

пересадивший.

 

8

Здесь покоится век

авангардов, утопий, 

нарциссов и хиппи,

на фрейдистском диване лежавший 

век Джойса и Кафки, 

марксистов

и террористов, 

мятежников, 

Борхеса, Пруста 

и прочих артистов:

места хватит для всех 

на малюсеньком чипе.

 

9

Здесь покоится век,

посмотревший 

на прошлое с будущим 

взглядом надменным,

себя посчитавший 

предвечным, 

себе же осанны пропевший.

Не пора ли тебе на покой,

век, назвавший себя современным?

 

10

Тяжело мне пришлось в этом веке:

не раз умирал 

и не раз в 18-й век

мне хотелось вернуться, в 16-й, в 21-й

или, может быть, там очутиться,

где ничего больше нет.

 

11

Из далёкой галактики 

сжалься над нами,

извечный и ироничный 

судья!

Моим голосом 

Брехт и Вийон умоляют хором:

снисходителен будь

к современным 

и всё же средневековым

уроженцам двадцатого века –

per seculae seculorum.